Как убийцы выплачивают деньги в тюрьме

Содержание

С момента внесения данной статьи в КАС и вплоть до апреля сего года граждане не знали, как им теперь быть: подавать ли в ЕСПЧ или подавать в местные суды. И наконец в апреле этого года ЕСПЧ объявил жалобы заявителей неприемлемыми для дальнейшего рассмотрения по существу ввиду неисчерпания нового национального средства правовой защиты, что статья 227.1 КАС является эффективным средством защиты против нарушений условий содержания в местах лишения свободы.

Что все это значит

Важно: вы никогда не знаете, кто находится вместе с вами в камере. Если вы не уверены, что ваше желание получить с государства компенсацию встретит у сокамерников понимание, или есть подозрение, что среди находящихся в камере есть тот, кто доложит администрации, делайте все записи незаметно.

Доказывание

Осознайте только – в жутких условиях содержатся те, кто по закону является невиновным! Ведь это следственный изолятор, из которого одна дорога на волю, а вторая – в колонию или в иные места заключения, как решит суд.

Количество заключенных в расчете на 100 тыс. жителей в некоторых европейских государствах чуть ли не в 10 раз выше, чем в РФ. Тем не менее, надо задумываться о том, что люди, которые находятся в местах лишения свободы все равно вернуться в наше общество. И нам не безразлично, какими они вернутся, — озлобленными, потерявшими веру в государство и справедливость, — или людьми, которые понимают, что они хорошо себя вели и получили право выйти на свободу на несколько лет раньше.

Есть момент и чисто технический. Суды рассматривают дела по УДО по месту отбывания наказания, а потерпевший может находиться в другом конце нашей страны, это тоже большая проблема, как потерпевшему добираться до суда.
По УДО не так-то и просто выйти, необходимо соответствие ряда условий. Это и примерное поведение, и мнение соответствующих государственных органов, в том числе и исправительного учреждения и суда о том, что в данном случае подсудимый не нуждается в дальнейшем отбытии наказания, что он уже исправился, своим поведением доказал, что раскаялся. Автоматически УДО не дается.

Ранее об этом

В то же время, я считаю, что по определенным составам преступлений мнение потерпевшего выслушивать нужно. Например, мошенничество. Меня всегда удивляют ситуации, когда человек украл $10 млн., получил за это 5 лет лишения свободы, вышел через 3 года по УДО и остался с $10 млн. При этом у вкладчиков банка или финансовой пирамиды, которых он обманул, не спросили их мнения. Государство говорит, что заключенный хорошо себя вел, научился пилить лобзиком, шить варежки, – он исправился, он выходит. Он выходит миллионером! И никто не спрашивает у потерпевших, вернул ли он украденные деньги. По таким составам преступлений, когда простить можно, если преступник вернул деньги, возместил ущерб, я считаю, важно учитывать мнение потерпевших. И если не вернул – пусть сидит столько, сколько дали!

Следующий случай вспоминаю. Меня повели в адвокатскую, сижу я на сборке. Заводят чечена. Я к тому времени полтора года сидел, уже научился на глаз определять, что за человек и как с ним лучше общаться. Я сразу понимаю, что за чувак. Сижу, молчу. Привет, привет. И все, дальше не лезу никуда. И заводят какого-то египтянина, который порезал свою русскую подружку, она ему неверна, он вспылил, ее пырнул. И этот чечен сидит так, слушает, потом начинает задавать вопросы, аккуратненько, не спеша: «А что у тебя с мусорами? Мусора предлагали деньги?» — «Да, предлагали откупиться, сумму назначили». — «Ну не нашли? А что так, почему?» — «Мы договорились с моим адвокатом, что, может быть, есть выходы, чтобы поменьше заплатить, другим людям»… Чечен задает эти вопросы, всю нужную информацию узнает о деньгах, родственниках, аккуратно так общается. А чечен тот наркоман, он пока сидел на сборке, ему принесли наркотики. То есть он еще успел принять их, пока это все это выяснял. Потом спрашивает: «Ты в какой хате сидишь? В хате чечены есть?» — «Да, есть». — «Как его зовут?» — «Магомед». — «Ну передай Магомеду привет от меня, от Вахи»…

Вам может понравиться =>  Законопроекты рассматриваемые в государственной думе сегодня

Рассказ бывшего заключенного №1

— Они-то, конечно, говорят. Тем не менее этапы продаются. А ФСИН зачем на каждого человека заморачиваться, куда его отправить? Они только определенных людей направляют в определенные лагеря. То есть террористов сюда, каких-то особо опасных, рецидивистов и беспредельщиков — туда, а все остальное — как придется. Тот факт, что деньги они берут, — это на всех московских централах известная фишка. На пяти централах в Москве точно берутся бабки за направление на этап. Иногда бывает кидалово, то есть деньги платили, а приезжали не туда, куда нужно.

Рассказ бывшего заключенного № 2

Чтобы в Бутырке перейти на спецкорпус, для разных категорий людей разные цены. Это именно в Бутырке так. В «Матроске» определенная такса есть, тысяч 50, чтобы перейти в спецблок закрытый. Там сидят люди, которые чуть-чуть отличаются от общей массы. Либо по статьям, либо в связи с какими-то дисциплинарными моментами, либо за деньги. Там просто потише, посытнее, наверное, поспокойнее.

Но мужчина расплылся в дружелюбной улыбке и признался, что действительно сидел в колонии. Раньше, до тюрьмы, он занимался грабежами. А за колючей проволокой отучился на мастера деревообработки. И после освобождения вместе с друзьями открыл свой цех. Дела идут отлично, преступать закон больше не тянет.

Здорово, начальник

Времена, когда в тюрьмах только и умели, что производить гробы и нарды, прошли. Теперь в условиях конкуренции предприятиям приходится выдавать современные и качественные продукты. Предприятия поставляют мебель для различных госучреждений, шьют форму для армии, УФСИН, полиции. Иногда удается даже заключить международные контракты на поставку продукции колоний. Колонии производят много продуктов питания — консервы, колбаса, пельмени, выращивают овощи. Их поставляют в другие исправительные учреждения, кормят ими сотрудников УФСИН, продают в специализированных магазинах. Так как заключенные сами едят то, что произвели, они заинтересованы в качестве своей продукции. Да и требования ко всем производствам такие же, как на воле, также приходят проверки, продукты питания производят по технологическим картам, под надзором сотрудников УФСИН.

Неужели кто-то покупает то, что производится в тюрьме?

В колонии стараются давать такое образование, которое пригодится на свободе. Заключенных неохотно принимают на предприятия. Но рукастых рабочих мало, и с корочкой портного или специалиста по дереву и металлу возьмут несмотря на штамп в паспорте о судимости.

Зависит, конечно, от адекватности смотрящих. Конкретно в этом случае дело явно было шито белыми нитками. По бумажкам, он за два часа изнасиловал двух девушек. Дело было в подъезде шестнадцатиэтажки. Он пришел к знакомой, и вытащил ее и подругу в подъезд, и изнасиловал на лестничной клетке. После в лифте, затем на чердаке, и даже на крыше дома. Насилуя одну девушку, вторую он держал руками за ноги, чтобы не убежала, после он их менял, вторую имел, первую удерживал за ноги. Кончил, по описанию, не менее десятка раз. Ну, сексуальный супер гигант прямо.

Точной статистики, сколько живут преступники, не существует. В среднем, продолжительность жизни составляет 7-10 лет. Некоторые не могут смириться со своей участью и сходят с ума или заканчивают жизнь самоубийством.

Не бойтесь прессинга

Пётр Добровицкий, председатель коллегии адвокатов «Добровицкий и партнёры»: Я делю тех, кто крутится вокруг подследственных, на три категории: решал, кидал и мошенников. Мошенники — это друзья заключённых, которые приходят к родственникам предпринимателя и обещают организовать его освобождение за деньги. Делают они это в первые неделю-две, когда родственники находятся в состоянии аффекта, а предприниматель сидит на карантине и не может выйти на связь. Это в 99,9% случаев развод. Кидалы — это, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, которые работают в связке со своими друзьями-следователями. Кидала говорит предпринимателю, что уже договорился обо всём со следователями, предлагает признать вину и обещает за это условный срок. Берёт у предпринимателя деньги. Предприниматель переводит их на карточку через мобильный банк или просит помочь родственников, а потом ему вкатывают пять-шесть лет. Потом предприниматель нанимает нормального человека, но сделать что-либо уже невозможно.

Но после смены руководства пошло «закручивание гаек». Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения. Ручную кладь запретили — выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики — на 300 с возможностью увеличения срока. Мы перестали ходить в одиночку и без «мойки» (лезвия от бритвенного станка).

Вам может понравиться =>  Доходы будущих периодов в казенном учреждении проводки в 2021 году

Найдены дубликаты

В секторе С (оранжевая роба) ребята были крайне недоброжелательны, никто никого не трогает, но смотрят с подозрением. Контингент разные: белые, черные, латиносы, китайцы. Все интересовались, за что, спрашивали, правда ли я из России, это дикость.

Тюрьма в столице Гаити Порт-о-Пренсе

Также в каждом отделении есть телефонный автомат, с которого ты можешь позвонить своим друзьям, родственникам, если они возьмут трубку, так как звонок за счет принимающей стороны. Так же есть душ и отдельная камера, которая называется TOXIC. Уж не знаю, для чего она конкретно.

В целом, при возникновении проблем с законом и возбуждении уголовного дела заёмщику следует заранее оповестить родственников и членов семьи, а также обсудить порядок погашения задолженности. Во избежание принудительного взыскания задолженности и продажи личного имущества не следует игнорировать ситуацию и допускать длительные просрочки платежей.

В целом, привлечение к уголовной ответственности не ограничивает дееспособность гражданина, поэтому осуждённый преступник сохраняет обязанность выплачивать оформленные кредиты. На практике граждане, отбывающие наказание в местах лишения свободы, обычно договариваются с родственниками или членами семьи о погашении кредита с последующим возвратом средств. Оптимальный вариант — досрочное погашение долга перед банком (при наличии финансовой возможности).

Как гражданину, попавшему под следствие, позаботиться о выплате кредита?

Решить проблемы с кредитом следует уже на этапе возбуждения уголовного дела и вызова на допросы в качестве подозреваемого. Заёмщик, попавший в подобную ситуацию, должен действовать в нескольких направлениях:

Галина отправила любимому пять тысяч и приехала в колонию как сожительница с необходимым документом и пакетами продуктов, чтобы все три дня из комнаты не выходить. Так и получилось: любовь, страсть, разговоры, слёзы расставания, обещания жить вместе долго и счастливо, когда «вся эта канитель» закончится. Женщина вернулась домой с абсолютной уверенностью в искренности возлюбленного и твёрдым намерением дождаться Владимира из тюрьмы.

Группа зэков поёт песни Лазарева и гастролирует по колониям

— Длительные свидания можно оформлять на жену, с которой заключённый состоит в официальном браке, на маму, сестру, тётю или сожительницу. Некоторые зэки этим пользуются: их «полосочки» — так заключённые называют своих подруг — выдают себя за дальних родственниц или оформляют у участкового по месту жительства бумагу с подписями трёх человек (по правилам это должны быть соседи, но на деле могут быть просто подружки), якобы подтверждающую сожительство с заключённым, — рассказал Иван Меренков.

Он клянётся в вечной любви, обещает вернуться с зоны другим человеком и построить крепкую семью. Но для этого ему нужно, чтобы любимая его ждала и помогала ему. Деньгами. Иначе они не смогут встречаться, он не сможет звонить, а значит, отношениям может прийти конец. Лайф выяснил, как заключённые вынуждают женщин брать кредиты и отправлять все деньги в колонию.

Но через пару недель он заявил, что у него проблемы, нужны деньги, подробности он рассказать не может, потому что это «может быть опасно» для Галины. Требовалось около 50 тысяч, у продавщицы таких денег не было. Она взяла микрозаём, отправила необходимую сумму своему «будущему мужу».

Весь срок за решеткой я провел, не покидая СИЗО, где никакой экономики, естественно, нет: есть нелегальный оборот денег и услуг. О котором я знаю немного, поскольку старался дистанцироваться от «воровского хода». Потому что там вход — рубль, а выход, зачастую, — два.

1. Платежи сотрудникам СИЗО

Я отклонил предложения «блатных» занять должность «смотрящего за хатой» и в силу этого был избавлен от необходимости собирать деньги на «общак». Конечно, как находящийся в тюрьме «порядочный арестант», я вносил личный вклад в указанный «внебюджетный фонд». Никаких нелегальных услуг (наркотики, секс) я в СИЗО не потреблял. Сколько они стоят и как оплачиваются — не знаю. Самогон — пил, но за это ничего не брали, кроме натуральных продуктов, шедших на его изготовление. Из коррупционных схем в СИЗО я знаю только передачу телефонов заключенным за деньги. Впрочем, все свои телефоны я проносил в СИЗО сам, как — не скажу. Если у меня не было своего телефона, я пользовался телефонами знакомых или друзей. Передать телефон «из хаты в хату» никаких проблем не представляло и помощи сотрудников СИЗО в этом случае не требовалось. Вот в принципе все, что я знаю про этот аспект устройства системы.

2. Платежи в пользу других арестантов

Иногда проходила информация о сборе «гуманитарной помощи» для лагерей (продукты, медикаменты, стройматериалы). Но сам я свидетелем сбора таких «караванов» не был и в них не участвовал, так что оценить достоверность не могу.

В России первое в правоприменительной практике решение о взыскании крупной денежной компенсации за судебную ошибку было принято в 2005 году. Тогда горсуд Альметьевска (Татарстан) постановил взыскать с Минфина РФ 3 млн руб. в пользу местного жителя Евгения Веденина. Веденин был осужден в 2001 году на 15 лет за убийство начальника службы безопасности «Татнефти» Александра Калякина, которого он не совершал. Освободили его в 2004 году после того, как был пойман настоящий убийца. Позже Верховный суд Татарстана снизил сумму компенсации до 1 млн руб.

Вам может понравиться =>  Действует ли чернобыльская льгота при зачислении ребёнка в школу не по месту прописки

Возможность получения выплат за ошибки правоохранителей имеется далеко не везде и реализуется неодинаково. Хотя в большинстве систем уголовного правосудия формально существует возможность пересмотреть или отменить неправомерное осуждение, но нередко на деле добиться этого оказывается довольно проблематично. При этом процент осужденных за преступления невиновных людей не так уж и мал. По данным Innocence Project (занимается вопросами компенсаций незаконно осужденным, оправдания с помощью экспертизы ДНК и реформирования законодательства), доля невиновных в тюрьмах США составляет от 2,3 до 5 %, а в целом число пострадавших от судебных ошибок приближается к 10 000 человек ежегодно – причем считается, что главным образом речь идет об ошибках при рассмотрении дел о нетяжких преступлениях, поскольку к ним относятся с меньшим вниманием. Однако и среди заключенных, ожидающих смертной казни в тюрьмах США, число невиновных составляет 4,1 %, а с 1973 года за совершенные другими людьми преступления было казнено как минимум 340 человек, говорится в материалах организации Death Penalty Worldwide.

Перспективы так себе

Бывший десантник Павел Поповских, которого дважды оправдали по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова, требовал выплаты компенсации морального вреда в размере 52 млн руб. – по 1 млн за каждый месяц из четырех лет, проведенных в заключении. Однако суд снизил сумму до всего 150 000 руб. После этого он подал иск о материальной компенсации и взыскал с государства почти 2,8 млн руб.

Главного злодея фильмов серии «Пятница, 13-е» маньяка-убийцу Вурхиза и вымышленного отрицательного героя знаменитого американского фильма ужасов «Хэллоуин» Майерса объединяет необъяснимая злоба и ненависть ко всему миру, которой они оба охвачены.

Список серийных убийц

У британцев, контролирующих тогда Ирландию, возникла весьма интересная идея, как использовать в своих интересах Маллоуни. Они предложили конокраду сделку, по итогам которой он будет оправдан и выпущен на свободу.

Самые страшные убийцы в истории

Сумасшедший доктор и его злодеяния настолько шокировали жителей Раджли, что они пришли к премьер-министру с просьбой о переименовании города. Многие боялись, что их город будет вызывать ассоциации с убийствами жестокого врача.

Предприниматель, находящийся сейчас в небольшом московском СИЗО: Моя жена оставила свои контакты вместе с передачкой, и ей через день позвонил мужчина, представился бывшим сотрудником ФСИН и сказал: «1 млн, и вашего мужа через неделю переквалифицируют в свидетели». Я сразу велел жене выкинуть симку и строго-настрого запретил реагировать на подобные звонки. Сказал, что, если что-то надо будет, я сам выйду на связь и назову номер счёта, куда перечислить деньги.

3. Запретите родственникам общаться с людьми из СИЗО без вашего ведома

Цену камеры мне обозначили в 750 000 рублей. Мне повезло с адвокатом. Я знал, что такая цена — развод. Сказал, что того, в чём меня обвиняют, не совершал. Что денег у меня нет. И что заплачу, сколько смогу. Мы долго торговались, но в итоге сторговались до 50 000 рублей в месяц. А ещё один парень всё-таки платит 750 000. Другой — 250 000. Когда в СИЗО понимают, что ты ориентируешься в ценах, начинают объяснять, что это тебе услуги все пакетом продают. Но это развод, так не бывает. Не надо покупать услуги оптом. Надо покупать по одной, по мере необходимости. Тогда будет меньше проблем и вопросов. Всё будет дешевле, а тебя не будут воспринимать дойной коровой.

6. Не покупайте ничего пакетами. Торгуйтесь

Предприниматели, или «коммерсы», как их называют в местах лишения свободы, стали удобной мишенью для шантажа и вымогательства. Сокамерники и надзиратели дают бизнесменам прозвища: «сладенький», «булка с маслом», «дойная корова». Шантажом и вымогательством могут заниматься как администрация, так и заключённые, которые входят в долю с администрацией. Из-за того что состоятельных людей сажают всё больше, растёт и спрос на более комфортные условия существования за решёткой. Предприниматели, пережившие столкновение с тюрьмой, рассказали «Секрету» на условиях анонимности, какие услуги можно неофициально приобрести в СИЗО, как улучшить условия содержания под стражей и чем грозит излишняя расточительность и любовь к комфорту в застенках. Мы проверили полученные данные у адвокатов, правозащитников и иных экспертов, а также обратились за комментарием к ФСИН — правда, на момент публикации материала служба его не предоставила.

Ссылка на основную публикацию